Обо мне …

«Говорить правду и быть честным человеком не одно и тоже».

Е. Я. Сатановский.

    Образование юридическое и экономическое. Закончил лучшие almamater страны - МГЮА им. О. Кутафина и МГУ им. М. Ломоносова (с отличием). Юридической практикой начал заниматься с 1992 года, а адвокатской деятельностью с 2000 года. Являюсь экспертом в области уголовного права, профессионально защищаю граждан по уголовным делам любой категории сложности на всех стадиях процесса. Люблю свою работу, горжусь результатами своего труда, считаю защиту граждан по уголовным делам «передовой» правозащитной деятельности. По каждому уголовному делу я провожу свое адвокатское расследование, по результатам которого пытаюсь прекратить уголовное дело, переквалифицировать состав на менее тяжкий, исключить из обвинения недопустимые доказательства, доказываю наличие у подзащитного алиби либо смягчающих обстоятельств, выявляю все «ошибки» следствия. Активно сотрудничаю со специалистами и экспертами в различных областях. Постоянно изучаю и анализирую существующую судебную практику. Суд присяжных - моя стихия, мой «конек». Считаю, что за ним будущее. Только присяжные смогут сломать инквизиционную систему правосудия. ФПА России на протяжении многих лет выступает за возвращение суду присяжных утраченных позиций и за дальнейшее расширение его компетенции. Данный суд, как сказал еще А.Ф. Кони - «Высший суд, суд общественной совести», на настоящий момент, это одна из немногих возможностей вынести справедливый приговор. Позиция ВС РФ зависит от того, кто «не доволен» приговором, обжалует его адвокат - в жалобе будет скорее всего отказано, приносит представление обвинитель по тем же основаниям - его скорее всего удовлетворят.

    Пустых обещаний никогда не даю, гарантирую только грамотную и профессиональную работу. Когда нет возможности помочь - я заявляю об этом сразу и соглашение стараюсь не заключать. «Стою» я, наверное, для кого - то дорого, но я не могу позволить себе зарабатывать «объёмом» беря за работу меньшие средства при большем количестве дел. Более четырех подзащитных одновременно я не беру. Это сразу отразится на качестве работы, на моей репутации, а репутация для адвоката - самый дорогой его капитал. Новость о том, что с «помощью» конкретного адвоката его подзащитный получил лишние несколько лет, мгновенно распространяется среди сидельцев как в СИЗО, так и в ИТК.  Потерять репутацию легко, а обращаются ко мне как правило, через «сарафанное радио».

    Мои принципы …

- Не одобряю, но и не осуждаю тех, кто решает свою уголовную проблему деньгами. Каждый сам выбирает свою судьбу. Взятки давали всегда и будут их давать до тех пор, пока их берут, а с отсутствием справедливого правосудия, «неработающими» законами - гражданам просто не оставили иных шансов добиться справедливости. Их загнали в угол, попросту «на каждом углу» вынуждают давать взятки. Может это сделано специально, осознанно? Может это кому - то выгодно? Если бы с коррупцией реально боролись, а не декларативно, то «борцам» пришлось бы жить на одну зарплату. Так как этот вариант маловероятен в обозримом будущем, принимаем действительность такой, какая она есть на самом деле. Печально? Согласен…

-У меня нет клиентов. Для меня существуют только доверители и подзащитные. Клиенты бывают в других местах. Сами додумайте в каких, на Ваше усмотрение…

-Не даю необоснованных надежд. Только обоснованные! Или не даю вообще ни каких. Пообещать и не выполнить - это подло. Я не мошенник, не «кидала». Люди и так попали в беду.

- Верю своему подзащитному всегда и во всем. Если он считает, что было так, значит так и было. И это не обсуждается никогда.

- Никогда не выясняю у подзащитного обстоятельства, которые он не желает мне сообщить. Это его решение, значит так тому и быть. Мне не важно совершил ли он преступление, в котором его обвиняют. Пусть со своей совестью сам разбирается. Моя задача защитить его всеми доступными способами и вопреки всем обстоятельствам.

- Если нет перспективы благоприятного разрешения дела для подзащитного - я обязательно сразу сообщу ему об этом. Все обстоятельства по делу он должен знать. Всю правду. Как бы ни была она горька.

- После того как заключено соглашение на защиту прилагаю максимум усилий для своего подзащитного, делаю для него все возможное, ведь он доверил мне свою судьбу. Безвыходных ситуаций не бывает. Борюсь за своего подзащитного всегда. Правоохранители не ждут такого «напора», они привыкли к «аморфному» поведению защитников, «подчинившихся» судьбе и обстоятельствам. И эта тактика часто приносит успех! Надеется подзащитному больше не на кого. 

- Все что мне стало известно по делу знать ни должен никто и никогда. И никогда не узнает. Ни при каких обстоятельствах. Это адвокатская тайна.

- Если подзащитный находится под стражей -  общаюсь с ним лично не реже чем раз в месяц. Даже если нет тактической необходимости - я должен знать о состоянии здоровья подзащитного и поддерживать его моральный дух. Никаких дополнительных денег за это не беру, это все входит в гонорар.

- Не важно кто доверитель, кто платит мне деньги и в каком объёме. Решения о выборе линии защиты принимает мой подзащитный. Я обязан ему рассказать о плюсах и минусах всех вариантов, честно ответить на интересующие его вопросы. Это его судьба, я лишь помогу ему в этом.

- Никогда не отношусь предвзято, отрицательно к своему подзащитному, даже если на нем «куча трупов» и он «злодей». Кто не может абстрагироваться от фототаблиц - пусть не занимается уголовным правом! Я защищаю убийц, насильников, лиц, совершивших преступления в отношении несовершеннолетних, не отказываю в защите. Всех! Они такие же люди, как и мы с Вами, только в данный момент им предъявлено обвинение. Уверяю Вас, половина из них в реальности не совершала тех преступлений, которые им инкриминируют. Я выполняю свою работу, мои эмоции никогда не вмешиваются в процесс защиты. Да, я могу не симпатизировать своему подзащитному, но осуждать его не имею права и отношусь к нему всегда с уважением!

С уважением, адвокат по уголовным делам Сергей Звягин.